Интервью для журнала «Time.kz Photogallery» (2008)

2008

Шамиль Аляутдинов — заместитель председателя Совета муфтиев России, имам Московской Мемориальной мечети на Поклонной горе, выпускник Международной исламской академии и факультета исламского права старейшего и авторитетнейшего исламского университета «аль-Азхар» (Египет), автор многочисленных книг, посвященных вечным темам — роли и месту религии в жизни человека и общества, противоборству добра и зла, вопросу о месте человека в мироздании и его ответственности перед своим Творцом.

Автор, проповедник и богослов. Он просто и доступно, посредством ярких образов и примеров, на основе личного религиозного опыта раскрывает в своих книгах духовную сокровищницу Ислама.

Вы производите впечатление человека, который живет в абсолютной гармонии с собой. Как добиться этого умиротворения, не отказываясь от мирских благ?

А зачем отказываться? В одном из хадисов говорится, что счастье человека будет наиболее полным, если у него — хорошее жилье, благочестивая семья (супруга), хорошее средство передвижения. Хорошее не в смысле дороговизны, а в смысле добротности, чистоты. Человек должен стараться быть вежливым, аккуратным в словах, во внешнем виде.

В Коране говорится, что самое главное, за что спросят каждого из нас в Судный день, — это наши дела. Об этом мы с вами и должны свято помнить.

Еще одна ошибка, характерная для многих людей, — видеть в обычных жизненных явлениях, ситуациях негативное.

Чаще всего мы обращаемся к Богу, начинаем верить в Него после какого-то трагического удара судьбы. Такие моменты дают нам озарение и как бы сдвигают с «мертвой точки» наше состояние веры. Это похоже на движение вагона, который резко толкнули, и он проехал небольшое расстояние по инерции, но потом опять остановился. Чтобы движение вагона было постоянным, нужен локомотив. Чтобы вера окрепла, набрала силу, в самом человеке должен быть некий механизм, духовный стержень. Самое главное — перейти черту от обращения к вере по случаю к естественному, непреходящему состоянию веры. Это и будет сердечная обращенность к Богу.

Я сам не сразу постиг эту истину, хотя с детства был погружен в религиозную среду и в 13 лет уже бегло читал Коран на арабском языке. Когда мне исполнилось 17, я поехал в Каир, где обучался свыше 6 лет арабской грамматике. Помню, как было трудно первые 2–3 года. Интеллектуально и физически я просто обессилел от большого количества информации. Аяты, хадисы, канонические формулировки, терминология, экзамены — все надо было заучивать наизусть, зубрить. Когда я особенно уставал, меня поддерживала мысль, что шаг за шагом я иду к пониманию чего-то очень важного, нужного. Я стал думать, даже видеть сны на арабском. В то же время меня это не окрыляло, напротив, я чувствовал непомерный груз. Но пройдя период механического заучивания текстов, я стал осознавать всю глубину, мудрость и простоту их содержания. Постоянное обращение к высшей мудрости укрепило и мою веру, она стала для меня такой же естественной, как дыхание.

Насколько важны, по вашему мнению, внешние проявления религиозности? И не отодвигают ли они на задний план внутреннюю веру?

Внешние проявления канонически никогда не являлись чем-то решающим. Даже в хадисе говорится, что Всевышний смотрит не на внешние проявления религиозности, а на сердца ваши и дела. И спросится с нас по большому счету не за то, как мы одеты, а за то, как мы строим свои отношения с окружающими людьми, в семье, на работе, на какие ценности ориентируемся в повседневной жизни, какие добрые дела успели сделать при жизни.

Недавно меня пригласили в один университет пообщаться со студентами, поговорить о духовности. Надо сказать, аудитория была довольно хорошо информирована в вопросах религии. Одна девушка рассказала о том, что в ее родных местах на Кавказе поступки людей, практикующих религию (многократные молитвы, арабский стиль в одежде и т. д.), оставляют желать лучшего. Она прямо спросила меня о том, произойдут ли изменения в нашем обществе или все так и останется, как было заведено много лет назад. Я ответил, что всему свое время, но к изменениям надо стремиться. Потом прозвучал вопрос: «А если такое время вообще не наступит?» Я повторил свой ответ и разъяснил студентам, что стремление — это не просто слово, это умение человека взять на себя ответственность, определить для себя какую-то конкретную цель, высоту и обязательно достичь ее. Это ежедневный труд, определенные усилия, реальные дела. А если только говорить о стремлении, но ничего не делать — это лишь пустой звук.

Недавно я решил просмотреть проповеди, которые читал 10 лет назад. Они заметно отличаются от сегодняшних. Тогда в них было много религиозной терминологии, в том числе много вставок на арабском языке. Теперь проповеди стали более живыми, понятными простым людям, они помогают им получить ответы на волнующие их вопросы. Я понял, что изобилие религиозной терминологии — это внешний атрибут веры, такой же, как отпускание бороды (хотя это не столь обязательно) или одежда по сунне (хотя это просто одежда арабского или пакистанского покроя).

Как вы относитесь к проблеме исправления физических недостатков путем пластической хирургии?

Иногда ко мне обращаются за советом женщины, которые хотели бы сделать пластическую операцию. Они считают, что если они будут выглядеть моложе, то отношения в семье изменятся к лучшему. Конечно, можно ответить сухо, что этого делать нельзя. Но я стараюсь их понять и доступно объяснить, почему именно не следует физически изменять свою внешность. Ведь дело не во внешности, а в состоянии души, в нашем мировоззрении, отношении к человеку. Вот в этом направлении и надо работать над собой, а не ложиться под нож хирурга. От пластической операции душа чище, лучше не станет.

Многие ваши проповеди и книги посвящены отношениям мужчин и женщин, семейным вопросам. Как вы считаете, почему в последнее время даже верующие люди разводятся довольно часто?

Бывает так, что человек религиозен во всем, кроме того, что касается семьи и… измены. А это — страшный грех. И мои самые жесткие проповеди касаются именно этой темы. В моей голове не укладывается, как человек может прелюбодействовать и в то же время молиться?! Не бывает понятия «слегка попрелюбодействовать». Религиозность и супружеская измена — несопоставимые вещи. В хадисе говорится, что человек, который прелюбодействует, не является верующим.

Одна из реалий сегодняшнего дня — распадающиеся браки, даже у религиозно-практикующих верующих. Все потому, что нет серьезного подхода к поддержанию и развитию внутрисемейных отношений. Слепого сделать зрячим, равнодушного неравнодушным, глухого сделать слышащим — очень сложно.

Во многих семьях мужчины на привилегированных позициях. Зачастую считается, что мужчине можно кого-то иметь на стороне…

Такое мнение бытует во многих странах мира, в том числе в странах бывшего Союза. В Европе это уже как аксиома, не требующая доказательств. Причем в наше время это распространяется и на женщин. Недавно в Интернете американские ученые проводили анкетирование более полумиллиона мужчин и женщин в возрасте 40–45 лет. В том числе их спрашивали, сколько у них было сексуальных партнеров, на что мужчины называли весьма впечатляющие цифры — от 10 до 25 и т. д. У женщин количество партнеров колебалось от 5 до 10. Как же это ужасно, что никто из них не нашел гармонии в семье! Это просто неумение или нежелание жить в гармонии с собой и близкими людьми. Чтобы семья была крепкой, нужно уметь сохранить гармонию в любых ситуациях, где-то пойти на компромисс, где-то уступить. Поддержание на должном уровне любых отношений — это работа. Необходимо анализировать плюсы и минусы, учиться на ошибках, делать выводы. Это требует определенных умственных, моральных и физических усилий, но они оправдывают себя.

Нет никакой разницы, совершает прелюбодеяние мужчина или женщина — перед Всевышним мы абсолютно равны в греховности. И для мужчин это так же недопустимо, как и для женщин.

Беседовала Гульнара Шакирова

Материал принес пользу? Поделитесь ссылкой с друзьями в социальных сетях.
Аят: 1:1