Интервью для Центра этнической социологии РАН

Ноябрь 2010

Кто по национальности прихожане вашей мечети? Изменился ли национальный состав верующих в связи с притоком в Москву трудовых мигрантов из Средней Азии, Азербайджана, республик российского Кавказа?

Прихожанами нашей мечети являются русские, татары, украинцы, чеченцы, ингуши, корейцы, аварцы, даргинцы, азербайджанцы, армяне, евреи, таджики, узбеки, киргизы, казахи и др.

Если говорить об азербайджанцах, жителях Северного Кавказа и Средней Азии, то их количество, которое было в Москве 13 лет назад, конечно, отличается от того количества, которое есть сегодня. Их стало больше.

Существует мнение, что часть коренных российских мусульман настороженно относятся к приезжим мусульманам, выходцам из стран СНГ и кавказских республик. Как мусульмане-старожилы воспринимают мусульман-мигрантов, прибывающих в Москву для заработка (азербайджанцев, киргизов, чеченцев, ингушей)? Есть ли вероятность возникновения напряженных отношений между мусульманами-старожилами и мусульманами-мигрантами?

Вероятность напряженных отношений крайне низка, потому что мусульманин — он и в Африке мусульманин. То есть, несмотря на отличия, есть сильный объединяющий фактор — религия. Но стоит отметить, что СМИ за последние 20 лет агрессивно разжигают межнациональную и межрелигиозную рознь, что повышает вероятность возникновения напряжения между коренным населением Москвы, например, и теми, кто переехал сюда недавно либо временно работает.

По мнению ряда экспертов, успешная адаптация (интеграция в местное сообщество) мигрантов-мусульман, прибывающих в Россию из Средней Азии, Азербайджана, кавказских республик, возможна лишь при условии их активного вовлечения в российскую мусульманскую умму. Каково ваше отношение к этому мнению? Как вы оцениваете перспективы этого процесса?

Кавказские республики — это тоже Россия, а не что-то отдельное, «не наше», как нам внушают СМИ. Неточность сформулированного вами вопроса ярко показывает, что разделение граждан России на «своих» и «чужих» есть, и это — проблема, угроза национальной безопасности и целостности нашего государства, проникшая в подсознание людей.

Соглашусь с упомянутым вами мнением ряда экспертов, оно имеет хорошие перспективы в завтрашнем дне. Однако отмечу, что немалая часть мигрантов-мусульман уже давно в мусульманской умме России.

Главной составляющей в развитии положительных перспектив является строительство вместительных храмов и культурных просветительских центров, куда люди смогут прийти и послушать проповедь на русском языке, успокоить свои души и вспомнить о ценностях жизни. Центры при их грамотной работе станут хорошей профилактикой противодействия радикальным веяниям, преступности, суициду.

Что на ваш взгляд сильнее — солидарность по вере или национальная, земляческая солидарность?

Для коренного мусульманского населения России религиозный фактор является значительно более сплачивающим, национальный же за последние 15 лет ослабил силу влияния, как мне кажется. У приезжих и временно здесь проживающих религиозная и национальная солидарность находятся примерно на одном уровне.

Как вы относитесь к тому, что, учитывая многонациональность прихожан, проповедь во многих мечетях ведется на русском языке? На каком языке читается проповедь в московских мечетях? Затрагиваются ли в проповедях темы межнационального мира? Темы взаимоотношений местного мусульманского сообщества с русскими?

Проповеди обычно ведутся на том языке, на котором говорит и который понимает большинство. В московских мечетях основная часть проповедей (95%) читается на русском языке. В советские времена они велись только на татарском.

Тема межнационального мира затрагивается постоянно, в противодействие тому, что творят СМИ, натравливая последние 15 лет одни народы на другие, а также немусульман на мусульман.

С точки зрения мусульманской культуры в ведении проповедей акцент на национальность ставиться не должен. Главное — не национальная принадлежность, а то, каков человек.

«О люди [все люди, вне зависимости от взглядов и убеждений]! Поистине, Мы [говорит Господь миров, местоимением «Мы» указывая на Свое могущество и величие, но никоим образом не на множественность] сотворили вас из мужчины и женщины [Адам и Ева явились началом рода человеческого] и сделали вас народами и племенами [нет ничего удивительного в том, что вы разных национальностей, культур. В этом – Божественный замысел. И ваша «разность и непохожесть» для того], чтобы вы познавали друг друга [изучали иностранные языки, незнакомые вам культуры, знакомились с неизвестными доселе вам людьми]. Воистину, самыми великодушными (благородными) пред Богом среди вас [людей] являются те, кто наиболее набожен [а не те, кто гордится своей принадлежностью к какой-либо нации, полагая, что за счет этого у него лучшее положение пред Господом]. Воистину, Он [Творец] Всезнающ и в полной мере осведомлен [обо всем и вся]» (Св. Коран, 49:13).

Все 13 лет, что читаю проповеди в Московской Мемориальной мечети, я никогда не разделял людей на русских и нерусских. Для меня есть москвичи и гости столицы, граждане России и приехавшие из-за рубежа.

Известно, что в России распространен Ислам суннитского толка. Как азербайджанцы, которые придерживаются Ислама шиитского толка, вписываются в местную мусульманскую общину? Существуют ли какие-то особые трудности у азербайджанцев в вопросах адаптации в местное мусульманское сообщество? Как они их решают?

Не все азербайджанцы следует шиитскому толку.
Разница между суннитами и шиитами невелика. В нашей мечети есть прихожане-шииты. Они, как мне кажется, чувствуют себя комфортно и выполняют ритуалы вместе с нами.

«Существуют ли какие-то особые трудности у азербайджанцев в вопросах адаптации в местное мусульманское сообщество?»

Я такого не замечал.

Какую вы прогнозируете реакцию коренного русского населения на усиливающийся приток мусульман-мигрантов из республик Кавказа и стран СНГ? Что помогает москвичам различной национальности и вероисповедания позитивно воспринимать усиливающийся приток мусульман в Москву?

В СМИ следует больше говорить о том, что Россия — многонациональная и многоконфессиональная страна, и это не новость, так сложилось испокон веков, это наша история и культура вот уже более тысячи лет.

Если в России все так же будут сеять рознь между разными народами, если все так же человека с мусульманской фамилией, совершившего то или иное преступление, будут привязывать к его национальности, мол, именно из-за нее он является таким плохим и все они, мусульмане, такие, то ничего хорошего ждать не приходится. А считать, будто «аргументированное» оскорбление нерусских и неправославных приведет к тому, что они обрусеют и примут Христианство, — утопия и крайне недальновидная политика.

Можно ли считать, что какие-то этнические группы мусульман в большей степени включены в жизнь местного населения, а другие — держатся особняком, не стремятся к адаптации здесь? Какие группы? Почему это происходит? Что помогает мусульманам-мигрантам успешно адаптироваться в Москве?

Та часть приезжих, которые держатся особняком, делают это для того, чтобы, в первую очередь, сохранить свою культуру, язык, обычаи. Они в большинстве случаев не намерены оставаться в Москве надолго. В основном это жители Средней Азии.

Взаимодействует ли Духовное Управление мусульман, которое вы представляете, с национальными мусульманскими диаспорами, национально-культурными организациями мусульман Москвы? Стоит ли задача координации усилий национально-культурных организаций и ДУМЕР в деле интеграции мусульман-мигрантов, их включения в местное сообщество?

ДУМЕР контактирует, взаимодействует с национальными диаспорами и автономиями Москвы, проводит совместные мероприятия национально-культурного характера. Стоит ли задача интеграции мусульман-мигрантов — не знаю. Но мероприятия, проводимые ДУМЕР, вносят в это, полагаю, большой вклад.

На ваш взгляд, должны ли московские национально-культурные организации мусульман ставить перед собой задачи налаживания культурных контактов с местным населением, просвещения местного русского большинства о религии, традициях, культуре своего народа?

Нет особой необходимости просвещать немусульман об Исламе, при желании каждый сам может найти необходимую информацию, главное — чтобы она была компетентной. Однако есть большая необходимость на государственном уровне чаще заявлять, что Россия является не православным, а многоконфессиональным государством, что Россия — не только для русских, а для всех народов, живущих сотни и тысячи лет в ее сегодняшних границах, что она является частью современного мира, а потому с уважением относится к приехавшим на время или проживающим иностранцам, вне зависимости от того, из какого государства они приехали. Считаю, что по телевидению должны транслировать больше документальных фильмов, торжественных мероприятий, концертов, показывающих россиянам многонациональность нашей страны, как это было во времена Советского Союза.

Очень важно воспитание уважительного отношения к гостям нашей столицы и страны. Это наше лицо перед мировым сообществом, тем более что сегодня «развивающиеся» при современных скоростях могут очень быстро стать развитыми, а те, кого мы негостеприимно встречаем, — президентами государств и министрами иностранных дел уже завтра. Уважение к тем, кто не такой, как ты, — это вопрос не веротерпимости, а должного уровня интеллекта и образованности.

У психолога Абрахама Маслоу есть хорошие слова на этот счет: «Самореализованные люди имеют глубокое ощущение отождествления, симпатии и привязанности к людям в целом. Они ощущают свое родство и связь со всеми людьми, как с членами своей собственной семьи».

Я совершенно согласна, что «есть большая необходимость на государственном уровне чаще заявлять, что Россия является не православным, а многоконфессиональным государством, что Россия — не только для русских, а для всех народов, живущих сотни и тысячи лет в ее сегодняшних границах, что она является частью современного мира…». Но как быть со страхом, который часто испытывают перед Исламом современные люди (в том числе и москвичи-немусульмане), напуганные исламистами? Что нужно делать, чтобы люди не боялись?

Исламист — это термин, рожденный одним из российских востоковедов. В Исламе такого термина нет, а есть понятие «преступник», нарушивший закон. Независимо от национальности и вероисповедания, человека судят за конкретное преступление, когда доказано, что он причастен к этому. Вся шумиха вокруг «исламского терроризма», «исламистов» — это геополитика, нефтедоллары и современный способ деления сфер влияния между сильными мира сего.

Да, согласен, люди напуганы, но не мусульмане в этом повинны, а несколько, возможно, десятков человек разных национальностей и культур, совершивших те или иные заказные злодеяния, которые через СМИ были разрекламированы как воплощение мусульманских ценностей и принципов. Замечу, что никто за все эти годы черного пиара не осветил в информационном потоке такие мусульманские ценности, к примеру, как:

«Поистине, Мы [говорит Господь миров] сотворили вас из мужчины и женщины [Адам и Ева явились началом рода человеческого] и сделали вас народами и племенами [нет ничего удивительного в том, что вы разных национальностей, культур. В этом – Божественный замысел. И ваша «разность и непохожесть» для того], чтобы вы познавали друг друга [изучали иностранные языки, незнакомые вам культуры, знакомились с неизвестными доселе вам людьми]» (см. Св. Коран, 49:13).

*

«…И если бы не защита Всевышнего одних людей другими, то были бы разрушены и снесены монастыри, церкви, синагоги и мечети, где много упоминаемо имя Бога» (см. Св. Коран, 22:40).

*

«Помогайте друг другу во всем благом и в [сохранении] набожности. И не помогайте друг другу в грехе и вражде» (см. Св. Коран, 5:2).

СМИ за последние 20 лет много говорили о том, что терроризм и Ислам — синонимы или что терроризм в Исламе — это норма, хотя подобного никогда не было в мусульманском богословии и культуре, и действия террориста с точки зрения мусульманских канонов относятся к тем, к которым применяется высшая мера наказания или полная изоляция от общества.

Из 1,5 миллиардов мусульман, населяющих сегодня планету Земля, можно найти несколько десятков сумасшедших, выросших в условиях войны, которая была развязана на их территории «великими» державами в угоду геополитическим интересам. И этим подросткам либо взрослым людям жизнь была преподнесена (в том числе через отдельные цитаты из священного текста) под определенным углом, а понять все хитрости сегодняшних политических и экономических войн, противостояний у них просто не хватило ума, так как на их родных землях уже давно нет не то что университетов, а даже элементарных условий для нормальной жизни.

Весь фокус в том, что преступные действия такого рода людей не были пресечены изначально. Им дали ход как «регулируемому злу», пропиарили на весь мир через самые популярные СМИ и возвели очевидное преступление в ранг «священной войны». Любой здравомыслящий, верящий не тому, что говорят по телевизору, но читающий, общающийся и анализирующий жизнь, понимает, что от всей этой страшной игры в большей степени пострадали именно мусульмане, мусульманские государства и мусульманские регионы, не говоря уже о том, что многовековые ценности Ислама были убедительно смешаны с очевидной грязью. Зачем все это, спросите вы? Это триллионы долларов дохода, это раздел мировых рынков сбыта, это способ держать в страхе тех, кому ты должен очень много денег.

Ярким мини-примером подрывания экономических основ, например, Китая или Европы, являются появившиеся из неоткуда болезни — коровье бешенство и птичий грипп, из-за которых эти государства понесли многомиллиардные убытки и были вынуждены притормозиться при сегодняшних высоких скоростях экономического развития. Думаю, приведенных примеров будет достаточно, хотя их можно продолжать, если внимательно отслеживать политическую и экономическую ситуацию в современном мире.

Кстати, напомню, некоторое количество лет назад все узнали о том, что за 14 веков Ислама буддийские статуи на территории Афганистана никому не были нужны и расценивались как историческая достопримечательность, и вдруг откуда ни возьмись появились ярые «защитники Ислама», желающие активно «бороться с язычеством». Весь мир был свидетелем этому, происходящему где-то в глухом месте событию, о котором никогда бы не узнал, если бы это кому-то не понадобилось. Мусульманские богословы во всеуслышание говорили, что с точки зрения канонов недопустимо разрушать храмы и святыни других религий, но их комментарии транслировали лишь местные каналы. Мировые СМИ этого не заметили. Почему? Развязка — после этого под предлогом спасения статуй и борьбы с международным терроризмом американские войска вошли в Афганистан, сместили талибов с пьедестала власти, поставили своих людей, и 90% территории Афганистана было засеяно тем, из чего производят наркотики. О последнем позже писали авторитетные экономические журналы, не связывая это со статуями, но констатируя факт. Куда же пошли эти наркотики? — Россия и Европа. Доходы исчисляются десятками миллиардов и, конечно же, не оседают в карманах нищего афганского народа, а Россия и Европа, в свою очередь, безрезультатно борются с наркоторговлей, местами легализуют их и все больше лишаются тех светлых умов, от которых зависит будущее экономическое и политическое процветание.

Что делать? В первую очередь — извиниться перед мусульманами, перед отдельными мусульманскими народами (к примеру, чеченским) за те необоснованные обвинения и оскорбления, которые лились из российских СМИ последние 20 лет нескончаемым потоком, а после нужно начать убеждать людей в том, что каждый гражданин России не только в строках, прописанных в Конституции, но и на деле, вне зависимости от того, в какой храм он ходит или какая у него фамилия, является полноправным гражданином, за которого в нужный момент государство встанет горой, а он в свою очередь будет делать все, чтобы оно процветало, имело будущее и дети его жили в нем счастливо и без унижений.

Считаю, что мусульманам надо больше рассказывать о подлинном Исламе, о себе, о своих ценностях, о своих праздниках, о своих духовных авторитетах. Вы согласны с этим?

Я согласен с этим, нужно рассказывать. СМИ должны перестать бояться сказать доброе слово об Исламе или мусульманах. И учитывая примерное процентное соотношение представителей разных конфессий РФ, следует давать им возможность говорить, наставлять и показывать живой пример того, что многонациональность и многоконфессиональность нашего государства — это его сила и мощь, а также сохранение целостности его границ и шанс раскрыть потенциал сегодняшнего и завтрашнего дней.

Беседовала С. В. Рыжова,
кандидат социологических наук

Материал принес пользу? Поделитесь ссылкой с друзьями в социальных сетях.
FacebookTwitterVKLinkedInGoogle+
Аят: 1:1