Поход бану аль-Мусталик (сира 128/186)

Когда Ислам был лишь призывом, пывтающимся на уровне слов и действий противостоять господствующему порядку, вражда с ним велась открыто и без разбора. Когда положение утвердилось и его сынам стала присуща сила, то вражда с ним пошла другими путями, которыми зачастую идут подавленные инстинкты. Способы навредить религии были построены на обмане и хитрости наряду с методами, бывшими в арсенале сильных противников. Скрытный заговор слабых не менее опасен, нежели злоба сильных на поле сражения. Порой человек испытывает больше боли от выдуманных слухов, нежели от открытого удара. В таких бесчестных войнах используются любые методы, чтобы нанести удар, даже если некоторые из них достойные люди использовать стесняются.

Лицемеры Медины прибегли к маневрам во вражде с Пророком и его призывом, проявляя всю низменность человеческой души и ненависть, властвующую над слабыми. Это было либо злословие, либо измышление.

Чем больше крепла власть мусульман, тем более сильную неприязнь испытывали к ним лицемеры, только и выжидая момента для нанесения вреда. Так, они пытались оказать помощь иудеям, когда Пророк хотел их изгнать. Когда же ничто не смогло остановить Ислам и враждующие с ним племена начали скрываться одно за другим, лицемеры примкнули к рядам мусульман — их плохие намерения проявлялись теперь лишь в неожиданных оговорках или подлых выходках. Поведение их приводило к смутам, от которых Пророк и его сподвижники испытали много боли.

Особенно ярко это проявилось при походе Бану аль-Мусталик. К Пророку пришли сообщения, что племя во главе с аль-Харисом ибн Абу Дыраром[1] готовится сразиться с мусульманами. Пророк поспешил потушить смуту прежде, чем она разгорелась.

В этот раз с Пророком вышли и лицемеры, которые ранее не отправлялись с ним в походы. Возможно, уверенность в его победе и жажда мирского подтолкнула их быть с ним, но нисколько не желание поддержать религию.

Мусульмане достигли места аль-Мурайси‘, где собрался род Мусталик. Посланник Всевышнего ﷺ приказал ‘Умару ибн аль-Хаттабу  представить Ислам народу. ‘Умар провозгласил: «Скажите: «Нет бога, кроме Аллаха», и вы защитите свою жизнь и имущество». Они отказались, и отряды выпустили друг в друга стрелы. Пророк кинул клич, все как один ринулись в атаку. Никто из мушриков не ускользнул — десять из них были убиты, остальные попали в плен. Лишь один мусульманин случайным образом пал шахидом[2].

Все племя с их имуществом попало в руки мусульман. Пророк счел необходимым достойно обойтись с поверженной стороной. Когда к нему пришел предводитель племени аль-Харис и попросил вернуть плененную дочь, Пророк исполнил его просьбу. Затем он засватал ее у отца, а после взял в жены. Люди постеснялись пленить родственников, зятьев Пророка и освободили всех, кто был у них в руках. Джувайрия бинт аль-Харис была из самых благодатных людей: по причине ее замужества сто семей племени Мусталик были освобождены.

Однако столь легкая победа омрачилась поведением лицемеров, которые замутили чистоту победы и заставили мусульман забыть о ее сладости. У слуги ‘Умара, когда он набирал воду из источника аль-Мурайси‘, возник спор со слугой рода ‘Ауф из людей Хазрадж, который едва ли не перешел в драку за воду. Первый из них воззвал: «О мухаджиры!» Второй: «О ансары!»

‘Абдуллах ибн Убей услышал крик, находясь в это время со своим народом, и увидел возможность пробудить былой пыл ненависти и воскресить чувство гордости джахилии, которую умертвил Ислам. Он сказал: «Неужто они это сделали? Проявили враждебность и начали состязаться с нами в численности у нас же дома? Клянусь Аллахом, если мы вернемся в Медину, самый великий из нас выведет самого низменного». Затем он, все еще сохраняя остатки авторитета, обратился к своему народу и стал подстрекать его отвергнуть Пророка и его последователей. Тогда Зейд ибн Аркам [3] направился к Пророку с тем, чтобы сообщить об услышанном. Ибн Убей же поспешил сделать то же самое, чтобы оправдать себя в его глазах. Присутствующие приняли слова Ибн Убейя, принимая во внимание его положение и сказали, имея в виду Зейда: «Юноша ошибся и не запомнил, что было сказано».

Однако Пророку ﷺ стало известно истинное положение дел, что сильно его опечалило. Он нашел лучшее решение, чтобы отвлечь людей от произошедшего — приказал выступить сразу в путь, хотя прежде так не поступал. Они шли весь день, пока не настал вечер, шли всю ночь, пока не настало утро, а затем первую часть дня, пока солнце не стало припекать. Когда же остановились и тела их коснулись земли, они моментально уснули. Потом войско вновь продолжило путь, пока не вернулось в Медину.

Касательно тех событий снизошла сура «аль-Мунафикун», в ней было подтверждение того, что сказал Зейд ибн Аркам.

«Они (лицемеры) также говорят: «Если мы вернемся в Медину [после отсутствия], то могущественные (влиятельные) [из числа нас] непременно выгонят униженных (слабых) [то есть Пророка и нищих переселенцев]. [Они не осознают, что истинное] величие (могущество) принадлежит Аллаху, Его посланнику и верующим [а носимые ими в сердцах ценности и идеалы, их вера в Бога и бескорыстная добродетель постепенно помогут им выйти из состояния нищеты и нужды], но лицемеры этого не знают [а потому полны страхов и опасений, которые не дают им спокойно жить; страшатся того, что с кем-то нужно делиться]» (Св. Коран, 63:8).

Никто не мог и предположить, что столь скорое возвращение раскроет низкую ложь, плести которую и распространять подобно заразной чуме среди людей будет ‘Абдуллах ибн Убей.

Этот человек лживо поклялся после того, как опроверг сказанные им слова. Если бы трус пошел просить спасения от последствий сказанного, то это было бы лучше. Однако в нем, несмотря на проявленную к нему снисходительность, приумножилась неприязнь. И сколь велико различие между таковыми и теми, кто открыто враждовал с Исламом и Пророком! Среди последних был Абу Джахль. Он слыл чудовищным тираном и был подобен гиене — однако не увиливал, а нес свой меч днем и сражался, пока не был повержен. ‘Абдуллах ибн Убей же скрывался подобно хитрому скорпиону, жаля беспечных. Этот лицемер прятался под покровом ночи и сидел дома, распространяя ядовитые слухи и вселяя сомнения.

Он настолько опустился в своем бесчинстве, достигнув дна, что даже не придал значения тому, что его нападки и вымыслы коснулись достоинства и чести безвинных, целомудренных женщин. В момент возвращения Пророка после битвы с племенем аль-Мусталик в Медину, произошла история с клеветой. Враги Аллаха и Посланника начали повсюду распространять ее, тем самым желая новым способом нанести вред Исламу, разрушить семью Пророка и принизить положение самого близкого к нему человека, Абу Бакра.

Ибн Убей позволил себе оболгать госпожу, которая еще не преодолела период безвинного младенчества: она не знала зла и не ведала скверны даже в мыслях, вращаясь в небосводе пророчества. Она та, которая была воспитана в доме правдивейшего, готовясь сопровождать Пророка в мирской жизни и в вечности.

Общая масса приняла эту сплетню, но ей не ведом был уровень опасности, сокрытый в принятии и распространении подобных слухов. Это событие представляется со слов госпожи ‘Айши, которая подверглась клевете, но впоследствии была признана невиновной.

Опубликовано на основе исключительного авторского права автора книги «Пророк Мухаммад. Жизнеописание лучшего из людей» Ильдара Аляутдинова для umma.ru. Купить книгу вы можете здесь.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Ссылки на богословские первоисточники и комментарий:

[1] Аль-Харис ибн Абу Дырар — отец Джувайрии, жены пророка Мухаммада, матери правоверных. Принял Ислам после упомянутого в тексте события и стал одним из числа сподвижников.

[2] См.: Ибн Кясир И. Аль-бидая ва ан-нихая. Т. 6. С. 183.

[3] Зейд ибн Аркам — сподвижник из числа ансаров из племени Хазрадж. Изъявлял желание принять участие в битве при Ухуде, но Посланник не разрешал ему из-за его юного возраста. В последующем вместе с Пророком принял участие в 17 походах. Скончался в 66 или 68 г. по хиджре (686 или 688 г. по григор.) в Куфе.

Материал принес пользу? Поделитесь ссылкой с друзьями в социальных сетях.
Аят: 1:1