Великая присяга возле ‘Акабы (Сира 68/186)

Люди, вошедшие в Ислам, понимали текущую ситуацию и реальную действительность с великими трудностями. В их души закралась печаль по причине того, что их братья по вере притесняемы в Мекке, а их Пророк ﷺ в тяжелом положении призывает к Аллаху, но все его попытки тщетны.

Они задавались вопросом, выходя из Медины, доколе они будут оставлять Пророка отвергаемым своим народом и подверженным страху так, что он вынужден искать убежища в горах Мекки? Вера достигла своего апогея в их молодых сердцах. Наступило время явить весь пыл и снять блокаду вокруг призыва и призывающего, воздвигнутую душащим окружением. Джабир ибн ‘Абдуллах передает: «Из нас к нему отправились семьдесят мужчин. Мы прибыли в период хаджа и договорились о встрече в ущелье ‘Акабы. Мы собрались в условленном месте по одному и по двое. Мы спросили: «О посланник Аллаха, в чем мы должны тебе присягнуть?» Он ответил: «Вы должны присягнуть мне в полной покорности как в период активности, так и в лености, умении расходовать как в трудности, так и в легкости. Вы должны присягнуть мне в том, что будете призывать к благому и запрещать скверное, будете стойки на пути Аллаха, не боясь порицания порицающего, и если я прибуду к вам, будете оказывать мне поддержку и защищать меня от того, от чего защищаете себя, своих жен и детей. И будет вам Рай».

Мы подошли к нему, Ас‘ад ибн Зурара[1] взял его руку (а он был самым молодым из нас после меня) и сказал: «Подождите, о люди Ясриба, мы не пересекли бы это расстояние на верблюдах, кроме как понимая, что он — посланник Аллаха. И наша встреча с ним сегодня ставит нас по другую сторону баррикад и против всех арабов. Мы понимаем, что будут убиты ударами меча лучшие из нас. Если вы осо­знаете последствия, то придерживайтесь договора, а награда ваша — у Аллаха. Если вы боитесь за себя, то оставьте его, — это более оправдано перед Аллахом». Люди сказали: «Ас‘ад, дай возможность и нам пожать руку Пророка. Клянусь Аллахом, мы не откажемся от присяги». И мы по очереди присягнули посланнику Аллаха[2].

Ка‘б ибн Малик[3] передает: «Мы ночевали при ‘Акабе со своим народом в лагере. Когда миновала треть ночи, вышли к назначенному месту встречи с Пророком, передвигаясь украдкой. Мы — это семьдесят три мужчины и две женщины: Насиба бинт Ка‘б, Асма’ бинт ‘Амр ибн ‘Адий. Пророк пришел в ущелье вместе с ‘Аббасом ибн ‘Абдуль-мутталлибом, который на тот момент был в религии своего народа, однако желал присутствовать при рассмотрении вопроса, касающегося его племянника. Он обратился к нам первым: «О люди Хазраджа, поистине, Мухаммад, как вам известно, один из нас. Мы защищали его от нашего народа, от тех, чье мнение схоже с нашим. Он под нашей защитой, однако желает примкнуть к вам. Если вы намерены сдержать данное слово касательно того, к чему призвали его и обещаете защищать его от враждующих с ним, то осознайте всю ответственность, взятую на себя. Если же вы боитесь, что оставите его без помощи и откажетесь от него, когда он выйдет к вам, то лучше сделайте это сейчас. Поистине, он под покровительством в своем городе».

Я сказал: «Мы услышали тебя». А затем, обратившись к Пророку, произнес: «Говори, о Посланник, а после возьми для себя и Господа своего все, что пожелаешь». Пророк произнес речь и зачитал аяты Корана, а затем призвал присутствующих к Аллаху. После он добавил: «Я призываю вас присягнуть мне в том, что будете защищать меня от того, от чего защищаете своих жен и сыновей».

Ка‘б продолжил: «Аль-Бара’ ибн Ма‘рур[4] взял его за руку и сказал: «Да, клянусь Тем, Кто ниспослал тебя с истиной, мы будем защищать тебя от того, от чего защищаем наши семьи. Прими же нашу присягу, поистине, мы являемся детьми войн и наследовали военное дело из поколения в поколение». Его речь прервал Абу аль-Хайсам ибн ат-Тайихан[5] и сказал: «О посланник Аллаха, между нами и иудеями — узы, и мы их порвем. Если мы поступим таким образом, а после Аллах дарует тебе победу, возможно ли, что ты вернешься к своему народу и оставишь нас?»

Пророк ﷺ улыбнулся и ответил: «Нет, кровь за кровь, разрушение за разрушение. Я из вас, вы от меня. Я буду воевать с теми, с кем воюете вы, буду заключать мир с теми, с кем заключаете мирное соглашение вы».

Затем он приказал им выбрать из них двенадцать человек, которые будут стоять во главе своего народа. Они выбрали девять человек из племени Хазрадж и троих из племени Аус. Пророк обратился к ним: «Вы по отношению к своему народу несете ответственность, подобно той, что несли апостолы перед ‘Исой, сыном Марьям. Я же несу ответственность за свой народ» [6].

Такова была присяга при ‘Акабе и заключенные при ней договора. Дух убежденности, самопожертвования и смелости властвовал над этим собранием, каждое слово было пронизано им. Стало явным, что не бушующие чувства диктовали договор. Нет же, воистину, будущее рассматривалось с учетом сегодняшних реалий. Предполагаемые трудности принимались в расчет прежде, чем думать о мнимой выгоде и каких-либо трофеях.

Где тема трофеев в этой присяге? Поистине, все было построено на самоотверженности и искренней самоотдаче. Эти семьдесят являются примером распространения Ислама путем свободомыслия и убежденности. Они пришил из Ясриба верующими, ответив на призыв к самопожертвованию. Несмотря на то что их знание о Пророке было незначительным по времени. Можно было предположить, что оно исчезнет. Однако мы не должны забывать, что является источником этой кипящей энергии, выраженной в подобной смелости и убежденности, — Коран.

Если ансары до присяги и сопровождали Посланника лишь незначительное время, то снисходившее с небес Откровение освещало их путь и показывало конечную цель. В Мекке снизошло около половины Корана. Он звучал из уст чтецов, знавших его наизусть, а также фиксировался на страницах благочестивых писцов. Коран, низведенный в Мекке, описал воздаяние в вечности до такой степени четко, словно ты его видишь воочию. И вот ты будто протягиваешь руку и срываешь плоды Рая. Бедуин, пронизанный любовью к истине, в мгновение может переместиться из палящей жары Аравийской пустыни в прекрасные сады райского блаженства. Коран рассказывает о вестях предшествующих поколений и о том, каким образом верующие проявили искренность перед Аллахом и были спасены со своими пророками. А также о том, как безбожники преступали границы дозволенного, — отсрочка их опьянила так, что они стали чинить беззаконие и проявлять надменность. Затем наступило время Божественного воздаяния, и тираны рассеялись, оставив после себя лишь накопленные мирские блага и пустые дома.

Пророк из веры во Всевышнего сделал узы, которые формировали и устанавливали связь, основанную на любви и взаимопомощи, между верующими на востоке и западе. Мусульманин в Медине, если даже не видел своего притесняемого брата в Мекке, испытывал по отношению к нему сострадание и гнев к тому, кто чинил несправедливость и воевал с ним. Именно это послужило причиной того, что ансары поднялись и ринулись из Ясриба защищать тех, кого заочно полюбили во имя Всевышнего.

Абу Малик аль-Аш‘ари[7] передает, что посланник Аллаха ﷺ обратился: «О люди! Слушайте и внемлите, знайте же, что перед Ал­лахом есть люди, которые не являются ни пророками, ни шахидами, но по отношению к ним испытывают зависть за их высокие степени и близость к Аллаху и пророки, и шахиды». Один из бедуинов упал на колени, протянул руки к Пророку и спросил: «О посланник Аллаха, люди не являются ни пророками, ни шахидами, но даже они испытывают зависть по отношению к ним за их высокие степени перед Ал­лахом? Опиши их!» Лицо Пророка озарилось улыбкой, и он сказал: «Это люди из разных племен, их не объединяют родственные узы, они полюбили друг друга во имя Аллаха на Его пути чистой любовью. Аллах установит для них в День воскрешения минбары из света, на которые они сядут. Он сделает их лица светом, и их одежды светом. Все в тот день испытают страх, кроме них. Они являются друзьями Аллаха, над ними не властен страх, и они не будут опечалены»[8].

Вера в Аллаха, любовь во имя Него, братство в религии и взаимопомощь — все это переполняло души собравшихся во мраке ночи неподалеку от Мекки, пребывавшей в своем заблуждении. Внутри них кипело желание сообщить, что ансары — помощники Аллаха и пока они живы, будут защищать своего Пророка подобно тому, как защищают свои семьи, и будут оберегать его своими телами и душами, не допуская причинения ему боли.

Язычники Мекки между тем сочли, что они стеснили Ислам до узкого круга. Они подвергли мусульман мучениям, но и сами обессилели, забывшись сном, подобно преступнику, совершившему грех и чувствующему себя в безопасности от возмездия. Да, именно в эту ночь войско истины заключило соглашение, что они сломят хребет язычества, а также приведут джахилию и ее последователей к концу.

Шайтан из числа язычников, разгуливая возле палаток паломников, услышал звуки, доносившиеся со стороны ‘Акабы. Узнав о происходящем, он воззвал, предупреждая жителей Меки: «Воистину, Мухаммад и его люди объединились для войны против вас». Его громкий крик мог пробудить спящих.

Присягающие поняли, что тайна их собрания раскрылась, но они не испугались. Передается, что Са‘д ибн ‘Убада сказал: «О посланник Аллаха, клянусь Тем, Кто ниспослал тебя с истиной, если ты желаешь, мы обрушимся с мечами на пребывающих в долине Мина завтра». Пророк ответил: «Нам не велено это, возвращайтесь в свой лагерь».

Ка‘б передает: «Когда мы проснулись, к нам пришла группа курайшитов и сказала: «О хазраджиты, до нас дошла весть, что вы при­шли к нашему другу и призвали его покинуть Мекку, присягнув в том, что будете воевать с нами. Клянемся, нет среди арабов другого клана, с которым для нас была бы столь ненавистна война». Поднялись с места язычники из нашего числа, клянясь, что ничего подобного не было. На самом деле они не ведали о том, что произошло ночью, и были правдивы. Мы же — только смотрели друг на друга» [9].

Однако спустя время появились доказательства в подтверждение того, что было сказано. Курайшиты погнались за ансарами, но схватить им удалось только Са‘да ибн ‘Убаду. Они вернулись с ним, ведя в кандалах и таща за волосы, при этом ударяя кулаками. Спасли его Джубайр ибн Мут‘ам[10] и аль-Харис ибн Харб[11]. Са‘д предоставлял им защиту и покровительство их караванам, когда они проходили возле Медины.

Опубликовано на основе исключительного авторского права автора книги «Пророк Мухаммад. Жизнеописание лучшего из людей» Ильдара Аляутдинова для umma.ru. Купить книгу вы можете здесь.

Подписывайтесь на наш канал в YouTube

Ссылки на богословские первоисточники и комментарий:

[1] Ас‘ад ибн Зурара аль-Хазраджи — один из сподвижников пророка Мухаммада, сыграл большую роль в распространении Ислама в Медине. Еще до начала пророческой миссии заключительного Божьего посланника он отрекся от язычества и стал последователем авраамического Единобожия. Принимал участие в первой клятве при ‘Акабе. Умер в 1 г. по хиджре (623 г. по григор.).

[2] См.: Муснад Ахмад. Т. 22. С. 346, хадис № 14456.

[3] Ка‘б ибн Малик аль-Ансари — один из сподвижников пророка Мухаммада. Является одним из трех, кто без весомой причины не принял участие в битве при Табуке. Позже о принятии его покаяния Всевышним был ниспослан аят Священного Корана.

[4] Абу Бишр аль-Бара’ ибн Ма‘рур ибн Сахр аль-Ансари аль-Хазраджи — один из известных сподвижников пророка Мухаммада. Был в числе тех, кто присутствовал при первой присяге при ‘Акабе. Ибн Исхак передает, что Аль-Бара’ ибн Ма‘рур был первым, кто во время данной присяги выступил от имени жителей Медины. Также он был первым, направившимся лицом в сторону Киблы во время молитвы. Кроме того Аль-Бара’ ибн Ма‘рур был первым, кто завещал треть своего имущества на пути Всевышнего. Вторую треть он завещал Пророку, а оставшуюся — своим потомкам. Доподлинно известно, что Посланник вернул наследникам ту часть, которая была завещана ему. Умер в год совершения хиджры (622 г. по григор.).

[5] Абу аль-Хайсам Малик ибн ат-Тайихан аль-Ансари — один из известных сподвижников пророка Мухаммада. Является одним из шести жителей Медины, которые ответили на призыв Пророка во время хаджа, что послужило распространению Ислама в этом городе.

[6] См.: аль-Мубаракфури С. Ар-рахик аль-махтум. С. 97.

[7] Абу Малик Кя‘б ибн ‘Асым аль-Аш‘ари — сподвижник пророка Мухаммада, который принял Ислам, прибыв к Пророку на судне. Вместе с посланником Всевышнего принимал участие в военных походах. Известно, что он передавал хадисы от Пророка.

[8] См.: Муснад Ахмад. Т. 37. С. 540–541, хадис № 22906.

[9] См.: Муснад Ахмад. Т. 25. С. 94, хадис № 15798.

[10] Джубайр ибн Мут‘ам ибн ‘Адий — известный сподвижник пророка Мухаммада и один из самых уважаемых представителей племени курайшитов. Принял Ислам после освобождения Мекки. Его отец был представителем знати курайшитов, который инициировал прекращение бойкота мусульманам в Мекке и который принял Пророка под свое покровительство после его возвращения из Таифа.

[11] Аль-Харис ибн Харб — сын одного из глав курайшитов (Харба ибн Умайи) в период джахилии. Он же является родным братом Абу Суфьяна ибн Харба, который был главой Мекки в 2–8 гг. по хиджре (624–630 гг. по григор.). У аль-Хариса ибн Харба были торговые отношения с Са‘дом ибн ‘Убадой, главой рода Хазрадж.

Материал принес пользу? Поделитесь ссылкой с друзьями в социальных сетях.
Аят: 1:1