Поход ‘Абдуллаха ибн Джахша (Сира 101/186)

На второй год хиджры, в месяц Раджаб, посланник Аллаха ﷺ отправил в поход ‘Абдуллаха ибн Джахша[1] во главе мухаджиров. Он сопроводил его письмом, с наказом не открывать его раньше двухдневного срока, после чего тот сможет прочитать и выполнить возложенное на него поручение, при этом не принуждая никого из сопровождающих к его исполнению. В назначенный срок ‘Абдуллах ознакомился с содержанием письма: необходимо было следовать к местности Нахля между Меккой и Таифом, а оттуда наблюдать за курайшитами и разузнать их планы.

Как и было приказано, ‘Абдуллах ибн Джахш сообщил своим спутникам о поручении Пророка, сказав: «Мне запрещено принуждать кого-либо из вас к его исполнению. Кто желает смерти на Божьем пути, путь отправляется со мной, кто не желает — пусть возвращается». Все без исключения пожелали продолжить путь. Только Са‘д ибн Абу Ваккас и ‘Утба ибн Газван[2] в дороге вынуждены были отправиться на поиски своего сбежавшего верблюда, которого они поочередно седлали. Вблизи Нахля ‘Абдуллах ибн Джахш со своим отрядом настиг караван курайшитов, в результате произошедшей битвы был убит язычник по имени ‘Амр ибн аль-Хадрами, еще двое были взяты в плен.

Мухаджиры во главе с ‘Абдуллахом ибн Джахшем, ведя с собой двух пленных и захваченный караван, довольные исполненным поручением Пророка вернулись в Медину. Однако то, что в священный месяц не обошлось без кровопролития, вызвало недовольство посланника Аллаха ﷺ, и он встретил их со словами: «Я не велел вам сражаться в запретный месяц». Выразив неодобрение, он не стал отдавать никаких распоряжений касательно каравана и пленников.

Язычники в произошедшем нашли новый повод для обвинения мусульман, так как они разрешили то, что запретил Аллах. Разговоры продолжались, и мусульмане пребывали в смятении, пока не снизо­шло Откровение, укрепившее мусульман в правильности их поступка:

«Они спрашивают тебя о сражении в запретный месяц. Скажи: «Сражаться в этот месяц — великое преступление. Однако сбивать других с пути Аллаха, не веровать в Него, не пускать в Заповедную мечеть и выгонять оттуда ее жителей — еще большее преступление перед Аллахом. Искушение хуже, чем убийство…» (Св. Коран, 2:217)

Поистине, обвинения язычников, которые должны были посеять сомнения касательно поступка мусульман, не имели под собой оснований. Кто как не они в запретном городе враждовали с Исламом, посягали на жизнь Пророка, его последователей и их имущество? Что же послужило тому, что запретное вдруг обрело для них свою святость и посягательство на него стало постыдным действием?! Разве мусульмане не пребывали на запретной территории, когда было принято решение убить их Пророка и лишить их имущества?!

Некоторые люди, если видят свою личную выгоду, то превозносят законы до небес. Однако если их выгода находится под угрозой, то они готовы отказаться от всех законов и правил. Для них истинно соблюдает законы лишь тот, кто блюдет их личные права и интересы.

Аллах показывает в Коране, что язычников не заставит отказаться от своих планов по уничтожению мусульман ни священный месяц, ни запретный город:

«Они не перестанут сражаться с вами, пока не отвратят вас от вашей религии, если только смогут» (Св. Коран, 2:217).

Аллах предостерег мусульман, чтобы им не оказаться в поражении пред этими ложными силами, и призвал не проявлять нерадивости в вере, которой Он их наделил и с которой связал их счастье в обоих мирах:

«А если кто из вас отступит от своей религии и умрет неверующим, то его деяния окажутся тщетными как в этом мире, так и в Последней жизни. Они являются обитателями Огня и останутся там вечно» (Св. Коран, 2:217).

Священный Коран превознес поступок ‘Абдуллаха ибн Джахша и его спутников, они выполнили пророческий приказ без какого-либо принуждения, подвергая себя опасности быть убитыми на пути Всевышнего. Разве может быть им наградой упрек или устрашение?

«Воистину, те, которые уверовали, совершили переселение и сражались на пути Аллаха, надеются на милость Аллаха. А ведь Аллах — Прощающий, Милосердный» (Св. Коран, 2:218).

Коран в упредительных походах мусульман не оставил места для снисхождения по отношению к язычникам, переходившим все рамки дозволенного, что в последующем привело к определенным последствиям как для мусульман, так и для их противников.

Если ранее в походах принимали участие только мухаджиры, то теперь группы, выступавшие из Медины, состояли в том числе и из ансаров.

Стало ясно, что борьба будет продолжительной и тяжелой, но в этом и заключалась ее значимость, ведь за прохождение этого испытания были обещаны блага в ближайшей жизни и вечности.

Жители же Мекки, в свою очередь, постепенно начали осознавать, что ответ за их поступки неизбежен. Также они ощутили, что возможность их торговли с Шамом зависит от милости мусульман.

Таким образом между мусульманами и язычниками Мекки пропасть расширилась, неприязнь, жестокость и вражда приумножились. Приведенные события походов явились своего рода предвестником того, что было уготовано Волей Свыше — битвы, которая произошла через месяц при Бадре, где встретились знать Мекки и лучшие из числа мусульман Медины.

Опубликовано на основе исключительного авторского права автора книги «Пророк Мухаммад. Жизнеописание лучшего из людей» Ильдара Аляутдинова для umma.ru. Купить книгу вы можете здесь.

Подписывайтесь на наш канал в YouTube

Ссылки на богословские первоисточники и комментарий:

[1] ‘Абдуллах ибн Джахш аль-Асади (43 г. д. х.–3 г. п. х.) (580–625 гг. по григор.) — сподвижник пророка Мухаммада. Принадлежал роду Асада ибн Хузайма. Был в числе переселившихся в Эфиопию и Медину. Его сестра Зайнаб была женой Пророка.

[2] ‘Утба ибн Газван — сподвижник пророка Мухаммада, один из первых мусульман, совершил хиджру в Медину. Принимал участие во всех походах Пророка, в последующем и в битве за освобождение Ирака. Основал город Басра и стал первым его правителем. Умер в 17 г. по хиджре (639 г. по григор.).

Материал принес пользу? Поделитесь ссылкой с друзьями в социальных сетях.
Аят: 1:1