Ход Битвы у рва (сира 131/186)

Когда враждебные племена стеклись со всех сторон и обступили Медину, стиснув кольцо осады и буквально наступив ей на «горло», мусульмане не утратили стойкости перед лицом страшной действительности, в их сердца не проник страх. Они сохранили веру и убежденность, что будет светлым их завтрашний день.

«Когда верующие увидели группы [военные отряды язычников и тех, кто примкнул к ним со злым умыслом], то воскликнули: «Это то, что обещал нам Аллах [Бог] и Его посланник [в жизни бывают трудности, испытания и следует не отчаиваться в Божьей помощи, нужно быть уверенными в победе]! Аллах [Бог] и Его посланник были правдивы [жизнь такова, не ленись, не бойся]».

Это [как и любые другие жизненные трудности, проблемы и неурядицы] лишь прибавит им веры и усовершенствует навык отдать себя воле Божьей [преодолевая свой страх, прокладывая новые нейронные пути и реализуя все возможное и невозможное. В жизни бывают опасности, порой даже смертельные, но если ты за правое дело и не вероломен, а благонравен, то тебе нечего бояться, пусть даже, решая проблему, придется заглянуть в глаза самой смерти]» (Св. Коран, 33:22).

Сомневающиеся, духовно больные начали смеяться над рассказами посланника Аллаха об освобождении чужих земель, восприняв их за мечты обольстившихся. Они сказали: «Посланник Ал­лаха сообщил из Медины, что он увидел дворцы Хиры и Мадаин, в то время как вы выкапываете ров и даже не можете справить свою нужду».

Касательно них Аллах сообщил:

«Тогда лицемеры и те, в чьих сердцах болезнь [слабость, сомнения], сказали: «Обещанное Аллахом [Богом] и Его посланником есть не что иное, как ослепление (обман). [Прекрасные коранические строки и речи самого Мухаммада ослепили нас, мы поверили, и вот итог — смерть стучится в наши дома, мы проиграем битву, а вместе с нею потеряем все]» (Св. Коран, 33:12).

События Битвы у рва

События, происходившие в Битве у рва, не были битвой потерь, напротив, здесь проявилась крепость нервов. Потери двух сторон можно было пересчитать по пальцам, однако сражение стало одним из величайших в истории Ислама. Исход пророческой миссии в этой битве был схож с исходом человека, идущего по краю крутой скалы или по натянутому канату. Малейший перевес — и утративший баланс рухнул бы вниз.

Мусульмане держали оборону и временами проверяли свои границы, выпуская стрелы во всех, кто приближался к ним. Они осознавали, что таит в себе эта осада, потому переносили все тяжести караула территории, которая день ото дня расширялась, охватывая равнины и горы. Священный Коран так описывает положение мусульман в тот период:

«Они [язычники и их союзники] пришли к вам сверху и снизу [взяли в кольцо, что сулило голодную смерть и неизбежное поражение. Ко всему прочему, иудейское племя Курайза предало Пророка, нарушило первоначальный договор о ненападении, и тем самым кольцо вокруг вас замкнулось. Напряжение и ощущение безысходности нарастало]. Глаза [многих из числа уверовавших] разбежались [из-за надвинувшихся со всех сторон проблем и кажущейся безвыходности]. Сердца подступили к горлу. [Психологическое давление и общее эмоциональное напряжение росло и достигло критического максимума.] Вы стали думать об Аллахе (Боге) самое разное. Там [в тех непростых обстоятельствах] верующие были подвергнуты [сложному] испытанию, [в душах началось] серьезное сотрясение («землетрясение») [при котором «мировоззренческие сооружения» прошли испытание на прочность» (Св. Коран, 33:10, 11).

Их положение можно было описать так, словно они пребывали на острове посреди огромного потока, который в любое мгновение готов поглотить их, скрыв под водой.

Многобожники тем временем в гневе кружили вокруг Медины, чтобы прорвать оборону и поскорее покончить с восставшей религией. Всадники из конницы курайшитов не способны были долго осаждать Медину и дожидаться исхода блокады. Они устремились туда, где ров был менее глубок. Мусульмане поспешили им навстречу, возглавлял их ‘Али ибн Абу Талиб ─. Оказавшись лицом к лицу с противником, он обратился к их полководцу ‘Амру ибн ‘Абдуду[1], славившемуся своим бесстрашием:

— О ‘Амр, ты дал обет Всевышнему, что если кто-либо из курайшитов предложит тебе одно из двух, то ты по своему обычаю обязательно примешь один из вариантов?»

— Да, — ответил ‘Амр.

— Я призываю тебя ко Всевышнему, Его посланнику и Исламу».

Здесь стоит отметить, что мусульмане не стремились к пролитию крови, а призывали к Единобожию.

— Я не нуждаюсь в этом, — последовал ответ.

— Тогда я призываю тебя к бою, — подытожил ‘Али.

‘Амр, желая принизить ‘Али, указывая на его молодость и слабость, возразил:

— О сын моего брата, я не желаю сражаться с тобой!

— Тогда я желаю! — воскликнул ‘Али.

Рассвирепевший ‘Амр соскочил на землю и подрезал жилки своего коня, тем самым показывая намерение сражаться до последнего вздоха, но вскоре пал замертво. ‘Икрима ибн Абу Джахль[2] и Дырар ибн аль-Хаттаб[3] вместе с конницей мушриков в страхе обратились вспять.

Дети, пребывая под защитой в крепости, наблюдали за усердием воинов и их противостоянием ожидаемой агрессии. ‘Абдуллах ибн
аз-Зубейр передает: «В день Рва меня оставили с женщинами и детьми в укрытии. Вместе со мной был ‘Умар ибн Абу Саляма[4]. Он пригибался, а я взбирался на его спину и наблюдал за происходящим. Я увидел своего отца, который быстро перемещался из одного места в другое, где предвидел опасность. Вечером он вернулся в укрытие, и я сказал: «О папочка, я видел тебя». Он удивился и переспросил: «Неужто ты видел меня? Я ответил: «Да». Тогда отец с восхищением ответил: «Пусть выкупом за тебя будут мои мать и отец» [5].

В этот сложный период пришли вести, что род Курайза расторг свой договор с посланником Аллаха и присоединился к полчищу племен, окружавших Медину.

Хуей ибн Ахтаб[6], а он был одним из тех, кто подстрекал арабов к сражению с мусульманами, пришел к главе племени Курайза Ка‘бу ибн Асаду и постучал в его дверь. Когда город окружили, Ка‘б укрылся внутри крепости, закрыв врата, желая оставаться верным заключенному с мусульманами договору и не оказывать помощь прибывшим с войной в Медину. Хуей продолжал стучаться в дверь и кричать: «О Ка‘б, горе тебе, открой же!» Ка‘б отвечал: «Воистину, ты несешь плохое предзнаменование. Я заключил договор с Мухаммадом и не нарушу его, ведь от него я видел только надежность и верность». Хуей не прекращал проявлять настойчивость, Ка‘б же был непреклонен.

Тогда Хуей решил выманить его хитростью, обвинив в жадности: «Клянусь, ты закрыл свою дверь, боясь, что я присоединюсь к твоей трапезе!» Ка‘б открыл дверь, и Хуей сказал: «Горе тебе, я пришел с тем, что дарует тебе величие в веках! Вместе со мной племена Курайш,
Гатафан и другие арабы во главе со своими предводителями. Я заключил с ними договор, что они не оставят Медину, пока не уничтожат Мухаммада и всех, кто с ним». Ка‘б ответил: «Нет, клянусь, ты пришел с тем, что несет собой унижение в веках! Оставь меня, ведь я видел от Мухаммада только надежность и верность!» Тогда вступили в разговор люди из окружения Ка’ба: «Если ты не будешь помогать Мухаммаду, как требует того договор, то оставь его наедине со своим врагом».

В конце концов с помощью хитростей и уловок Хуею удалось убедить иудеев рода Курайза присоединиться к язычникам для войны с Мухаммадом. Немедленно было принесено ранее составленное соглашение между мусульманами и иудеями, которое тут же разорвали.

Пророк Мухаммад ﷺ, узнав о случившемся, направил группу людей вместе с Са‘дом ибн Му‘азом выяснить, на чьей же все-таки стороне племя Курайза. Они с издевкой произнесли: «Кто такой посланник Аллаха? Между нами и Мухаммадом нет договора!» Когда же иудеям напомнили о договоренностях, они предпочли заткнуть уши и не слушать. На слова Са‘да ибн Му‘аза об опасности такого обмана и участи, постигшей племя ан-Надыр, иудеи и вовсе начали отвечать оскорблениями.

Стало ясно, что мусульмане окружены со всех сторон. И даже тыл, который должен был находиться под защитой сторонников, теперь был в руках иудеев Курайза, обернувших свои силы против Пророка ﷺ.

Стало явным, что первоначальное желание племени Курайза следовать договору проистекало из боязни последствий в случае его нарушения. Когда они увидели, что мусульмане окружены, а с них не будет спрошено за измену, они проявили свою суть и присоединились к агрессорам и язычникам.

Мусульмане опечалились, когда вернулись их посланцы с тревожными вестями. В их сердцах пробудилось чувство неприязни к иудеям, которые явились даже более презренными в их глазах, нежели идолопоклонники. Сыны Исраиля приняли такое решение, понимая его смысл и исход. Они желали покончить с этой уммой и ее религией, подвергнуть смерти ее мужей, пленить жен и потомков для последующей продажи на рынках.

Посланник ﷺ закрыл лицо одеждой, когда к нему пришла весть о вероломном нарушении договора племенем Курайза. Пророк прилег и продолжительное время находился в неподвижном состоянии. Людьми овладела тревога. Спустя некоторое время Пророк поднялся, охваченный надеждой, и произнес: «Благая весть, Аллах дарует открытие и победу!» Он подумал о том, чтобы отдалить от Медины часть окруживших ее племен взамен трети плодов, которые мусульмане передадут им и защитят себя от их зла. Он практически достиг договоренности в переговорах с предводителями племени Гатафан.

Однако знать племен Аус и Хазрадж не была готова смириться с этим решением, оценив снисхождение и переживание Пророка за них по причине нависшей над ними опасности, и они сказали: «Клянемся Аллахом, мы в этом не нуждаемся! Мы дадим лишь наши мечи, пока Аллах не рассудит между нами». Осада продолжалась.

Муса ибн ‘Укба[7] передает: «Отряды язычников окружили мусульман со всех сторон, держа осаду около двадцати ночей. Они прибывали повсюду и было непонятно, откуда они могут начать наступление.

В какой-то момент они направили в сторону дома Пророка мощный отряд, с которым мусульмане сражались весь день. Когда наступило время молитвы ‘Аср, отряд подступил к дому. Ни Пророк, ни его сахабы не смогли совершить намаз, как они желали. Язычники отступили только ночью. Пророк сказал: «Они отвлекли нас от молитвы ‘Аср. Пускай Аллах наполнит их животы и сердца огнем»[8].

Когда положение ухудшилось, большое количество людей проявило свою лицемерную сторону и начало говорить непозволительные слова.

Посланник Аллаха ﷺ видел те испытания, которые обрушились на людей, и он давал им благую весть, говоря: «Клянусь Тем, в Чьей власти находится моя душа, Он освободит вас от трудностей. Я надеюсь совершить обход вокруг Запретного дома в безопасности, и Аллах вручит мне ключи от Каабы. Он уничтожит правителей персов и римлян и вы будете расходовать их сокровища на пути Аллаха»[9].

Ответственность за продолжение защиты города пала на обладателей крепкого имана и непоколебимой убежденности. Им надлежало погасить тревогу, которая поднималась в груди у слабых и боязливых. Им предстояло распространить волну стойкости и решительности, чтобы остановить веяния сомнений и трусости там и тут. Люди сильно отличаются друг от друга нутром, и проявляется это именно при серьезных потрясениях. Есть души хрупкие, быстро ломающиеся, их несет поток, подобно тому, как вода уносит сор и тину. Есть стойкие, твердые, если приходит вихрь и сносит все на своем пути, они остаются несломленными. Есть и те, которые идут вглубь трудностей, чтобы те не владели ими, а они властвовали над обстоятельствами. Но есть среди них те, которые от малейшего страха утрачивают рассудок и оборачиваются вспять, и каждый раз, когда у них усиливается страсть к мирскому и жизни, они обращаются в бегство. Священный Коран содержит упрек в их адрес, указывая на состояние, которое они проявили в битве У рва.

«Скажи: «Побег вам никогда не пойдет на пользу, если убежать вы хотите от смерти или возможности оказаться убитыми [на поле брани]. А следовательно [если вам уже предначертано умереть или быть убитыми, то] наслаждаться земными благами [в любом случае] осталось совсем недолго». Скажи: «Есть ли тот, кто смог бы защитить вас в случае, когда Господь пожелает вам зла [появления на вашем жизненном пути проблем и неприятностей] или [тот, кто в состоянии воспрепятствовать, когда Господь] захочет проявить к вам [Свою] милость?! Помимо Аллаха [Бога] они [люди, джинны] не смогут найти для себя опекуна и помощника [который мог бы решить любую проблему. Потрудитесь, сделав все зависящее от вас, попросите Его о помощи, и неразрешимых, непреодолимых проблем на вашем пути не останется]» (Св. Коран, 33:16, 17).

Когда курайшиты пытались пересечь ров, или захватить дом Пророка, или найти брешь в рядах сподвижников, оберегающих границы Медины, стойкие и непоколебимые в своей вере верующие стремились к самопожертвованию. Они спешили со всех сторон к врагу, чтобы дать почувствовать ему, сколь труднодостижима их цель.

Ибн Исхак передает, что ‘Айша , мать правоверных, в день Рва находилась в одной из самых неприступных крепостей Медины — крепости рода Хариса. Вместе с ней была мать Са‘да ибн Му‘аза. ‘Айша рассказывала: «Это до того, как на нас было возложено обязательство покрытия. Са‘д прошел, облаченный в кольчугу, лишь частично прикрывающую его тело так, что его рука была полностью оголена и без защиты. В руке он держал копье и при ходьбе опирался на него». Им были сказаны слова: «Не страшна смерть, если наступил срок». Его мать сказала: «Истина, о сын мой! Ты запоздал».

‘Айша продолжает: «Я обратилась к ней со словами: «О мать Са‘да! Клянусь Аллахом, я желала бы, чтобы кольчуга Са‘да была больше, нежели сейчас». Мать ответила: «Я боюсь за него по той причине, что в него попала стрела, которая пронзила его среднюю локтевую вену». Следовательно, рана Са‘да представляла собой угрозу, однако Са‘д не испытывал страха перед смертью, наоборот, он истово желал продолжать борьбу на пути Аллаха, пока дело Ислама не укрепится и знамя врагов не опрокинется. Он воззвал: «О Аллах, если война с курайшитами не закончена, то оставь меня в живых. Поистине, нет другого народа, с кем борьба была бы так же желанна, как с тем, кто причинил боль Твоему посланнику, обвинил его во лжи и изгнал. Если война закончилась между нами, то пусть это будет концом моей жизни. И не дай мне умереть, не увидев собственными глазами участь рода Курайза!» Последние слова Са‘да были преисполнены гневом не только его, но и всех мусульман по отношению к иудеям по причине их вероломства, обмана и нарушения договоров.

«Наихудшими, ползающими на четвереньках животными пред Аллахом (Богом, Господом) являются безбожники, которые не веруют. [Столь низко пали те из них] с кем ты заключаешь соглашение [о перемирии или любое другое, фиксирующее обязательства сторон], а они всякий раз нарушают его [в одностороннем порядке]. Они Аллаха [Бога] не боятся [ведь предательство, обман, измена — обычное для них явление]» (Св. Коран, 8:55, 56).

Са‘д был перенесен в палатку мечети, чтобы дать ему должный уход, где его лечила одна из мусульманок.

Переломный момент битвы

Мусульмане пришли к посланнику Аллаха ﷺ и спросили: «Есть ли что-то, что мы можем произносить? Поистине, сердца достигли глотки!» Пророк велел им говорить:

اللَّهُمَّ اسْتُرْ عَوْرَاتِنا وَآمِنْ رَوْعَاتِنا

«О Аллах, сокрой наши изъяны и обезопась нас»[10].

‘Абдуллах ибн Ауф передает, что посланник Аллах призвал проклятие на собравшиеся вокруг Медины племена и сказал:

اللَّهُمَّ مُنْزِلَ الْكِتَابِ سَرِيعَ الْحِسَابِ هَازِمَ الْأَحْزَابِ اللَّهُمَّ اهْزِمْهُمْ وَ انْصُرْنَا عَلَيْهِمْ

«Аллах, низведший Писание, Быстрый в спросе, Дающий поражение партиям. Даруй поражение им, а нам окажи поддержку против них!»[11]

Аллах не принимает мольбы человека инертного, пассивного и ленивого, который бездействует. И в то же время Он слышит мольбу того, кто прикладывает все усилия, и просит благословить его старания. Аллах принимает мольбу терпеливого о том, чтобы Он даровал ему лучший исход.

Мусульмане сделали все возможное для защиты своей миссии и города. Оставалось лишь уповать на вмешательство Свыше, чтобы подавить натиск тиранов и укрепить положение притесняемых. Последующий ход битвы продолжался таким образом, что было невозможно его постичь ограниченным человеческим разумом.

«О воинах Господа твоего известно лишь Ему. Это — напоминание для людей» (Св. Коран, 74:31).

Бедуины, находившиеся на открытом пространстве, уже не могли терпеть такого тяжелого положения дел. Находясь вдали от своих домов, они разбили палатки вокруг Медины. Они находились здесь уже много дней, и не было тому конца. Они пришли не за тем, чтобы съесть всю провизию перед тяжело преодолимым рвом и горами, которые охраняли мусульмане. Они явились сюда не для того, чтобы погибнуть, так и не приблизившись к Медине.

В воздухе висела пыль, началась песчаная буря, ветер свистел, едва не снося палатки.

Связь между союзниками была не столь уж прочна и надежна. Гатафан и племена Наджда пришли, ведомые желанием грабежа и захвата. Они уже были готовы вернуться туда, откуда пришли, когда им предложили часть плодов Медины, которые они и получили бы, если бы некоторые из мусульман не отказались это сделать, сочтя данный шаг неподобающим.

Как же поступило племя Курайза? Оно расторгло договор, при этом отказывалось нападать, ожидая инициативы со стороны арабов. Некий иудей направился в сторону крепости мусульман. Спустилась Сафия, дочь ‘Абдуль-мутталиба, и убила его. Неудивительно, ведь она являлась сестрой Хамзы.

Абу Суфьян окидывал взглядом ряды сторонников в поисках поддержки, но не видел возможности безопасного исхода, что вселило неуверенность в его сердце и ослабило настрой курайшитов.

Посланник Аллаха ﷺ, видя, что в рядах противника возникал раскол, пожелал использовать это во благо. В один из дней к нему пришел Ну‘айм ибн Мас‘уд принять Ислам. Пророк велел ему скрыть, что тот теперь мусульманин, вернуться к язычникам и попробовать посеять раздор внутри их рядов. Пророк сказал: «Воистину, ты лишь один из нас среди них. Отбей у них охоту нападать, если сможешь». А затем добавил: «Воистину, война — это хитрость».

Ну‘айм направился к племени Курайза — он был их сотрапезником еще во времена джахилии. Он сказал: «О род Курайза, воистину, вы знаете о моей любви к вам и отношениях между нами». Они ответили: «Все так, нам не в чем тебя упрекнуть». Он продолжил: «Курайшиты и племя Гатафан не похожи на вас. Это ваш город. Здесь ваше имущество, ваши жены и дети. Вы не в состоянии оставить это место. Что касается курайшитов и племени Гатафан, то они пришли для войны с Мухаммадом и его сподвижниками. Вы же оказали им поддержку против них, но их город, жены и имущество вдалеке, они не подобны вам. Если они найдут возможность, то воспользуются ею, в противном случае вернутся в свои города и оставят вас с этим человеком в вашем городе. Однако вы не обладаете силой и мощью в борьбе с ним, если это произойдет. Не вступайте в войну, пока вы не возьмете кого-то из их знати в качестве заложника и гаранта для вас, что они будут сражаться с Мухаммадом, пока не победят». Иудеи ответили: «Ты дал мудрый совет».

Ну‘айм отправился к курайшитам. Обратившись к Абу Суфьяну и всем присутствующим, он сказал: «Вы знаете о моей любви к вам, а также о том, что я отверг Мухаммада. Я счел важным тайно поделиться с вами тем, что мне стало известно. Однако не разглашайте, что получили вести от меня. Иудеи пожалели о том, как они поступили в ситуации, сложившейся между вами и Мухаммадом. Они направили к нему гонца и сами поведали ему об этом. Затем они его спросили, будет ли он доволен тем, что они возьмут из двух племен — Курайш и Гатафан — людей из их знати, передадут их ему, а тот их казнит? На что Мухаммад дал согласие. Ну‘айм продолжил: «Если иудеи придут к вам с просьбой передать в качестве залога группу ваших воинов, то не отдавайте им даже одного человека».

Потом он направился к племени Гатафан и сказал следующее: «Воистину, вы мой род, и самые любимые из людей для меня. Воистину, вам не в чем меня упрекнуть». Они ответили: «Да, ты на хорошем счету среди нас». Ну‘айм продолжил: «Сокройте, что услышали это от меня», а после сказал то же, что и курайшитам, и предостерег от того, от чего предостерег их.

В ночь на субботу месяца Шавваль на пятый год по хиджре (627 г. по григор.) к Посланнику ﷺ пришла помощь от Аллаха — Абу
Суфьян и предводители племени Гатафан направили ‘Икриму ибн Абу Джахля в окружении своих представителей к племени Курайза. Они сказали: «Мы не у себя на родине, наши верблюды и лошади гибнут, провизия закончилась. Давайте утром выйдем на сражение с Мухаммадом и закончим начатое». Иудеи ответили: «Сегодня суббота, в этот день мы ничего не делаем. И вы знаете, что часть из нас нарушили ранее субботу, и их настигло то, о чем вам известно. Мы не будем в числе сражающихся с Мухаммадом, пока вы не передадите нам часть ваших воинов в качестве заложников. Мы опасаемся, что при поражении вы вернетесь в свои города и оставите нас один на один с этим человеком, тогда как у нас нет силы и мощи для сражения с ним».

Когда ‘Икрима вернулся с услышанным от рода Курайза, курайшиты сказали: «Поистине, сказанное Ну‘аймом ибн Мас‘удом является истиной». После они отправили гонцов к племени Курайза с отказом отдавать своих людей. Им было сказано: «Если вы желаете воевать, то выходите и сражайтесь рядом с нами». Люди племени Курайза между собой решили: «То, что сказал Ну‘ам — истина. Народ не желает сражаться. Если они изыщут возможность — используют ее, в ином случае вернутся в свои города» [12].

Мусульмане смогли помешать племенам, сговорившимся против них, и сорвать их планы. Миновало три недели осады, когда в ряды агрессоров проникло чувство отчаяния и безысходности, тогда как фронт защищающихся оставался непоколебимым.

В холодную ночь, когда мороз обжигал кожу и сковывал воинов, пытавшихся согреться и укрыться от снега, летевшего на скалы и песок, люди желали исхода и завершения этой неудавшейся битвы. Ветер ревел и подталкивал нападающих как можно скорее избавиться от столь тяжелого положения. Посланник Аллаха ﷺ смотрел сквозь ограждение Медины на врага, расположившегося в распростертой пустыне. Рядом с Пророком сидели на корточках сподвижники, наблюдая за горизонтом с тревогой и одновременно с надеждой.

Хузейфа ибн аль-Яман ─ передает: «Я видел, как в ночь событий битвы У рва все прижимались друг к другу. Абу Суфьян со своими людьми стоял сверху, племя Курайза позади нас, мы же ожидали нападения в любой момент и боялись за свои семьи. Не было другой такой холодной и тяжелой ночи. Ветер дул с такой силой, что раздавался грохот. Во мраке мы не видели друг друга даже на расстоянии пальца. На мне не было подходящей одежды, которая могла бы защитить меня от холода и от врага, кроме плаща моей жены, который даже не закрывал мои колени. Я сидел на корточках, когда ко мне подошел Пророк. Он спросил: «Кто это?» Я ответил: «Хузейфа». Он переспросил. Я сжался на своем месте и снова повторил свое имя, боясь подняться. Пророк призвал меня: «Воистину, что-то происходит в народе. Сообщи мне об этом». Я вышел, хотя больше всех испытывал страх и замерзал. Пророк помолился за меня, после чего я ощутил себя как в бане. То был горящий в груди иман и покорность Пророку, которые помогли перебороть суровые условия.

Пророк ﷺ вслед велел мне ничего не предпринимать. Когда я приблизился к лагерю противника, увидел разожженный костер и рослого мужчину, который в попытке согреться протягивал руки к огню и обтирал ими тело. Он произнес: «[Нужно] отправляться, отправляться!» Я не знал тогда, что это был Абу Суфьян. Я достал стрелу, прицелился, готовый выпустить ее по мишени, но вспомнил приказ Пророка. И хотя я мог попасть в цель, все же воздержался от своей затеи.

Ветер усиливался, приводя все вокруг в движение — и котлы, и пламя огня, и постройки. Абу Суфьян обратился к народу: «О курайшиты, клянусь, вы вдали от родины. Погибли верховые животные. Род Курайза нарушил свое обещание. Вокруг нас бушует буря. Поистине, мы уходим». Затем он оседлал верблюда[13].

Хузейфа ─ вернулся к Пророку ﷺ и рассказал об увиденном. Наступил новый день. Окрестности Медины опустели. Племена покинули местность, осада прекратилась. Вернулась безопасность, вера одержала верх в этом испытании. Посланник Аллаха ﷺ воскликнул: «Нет Бога, кроме Одного Аллаха. Он подтвердил Свое обещание, оказал помощь Своему рабу, даровал величие воинам и поразил племена. Нет ничего после Него»[14].

Спокойствие охватило мусульман. Племена, прибывшие со всех уголков полуострова, потерпели неудачу в том, чтобы захватить Медину. В этой битве проявилась стойкость мусульман перед лицом испытаний. Видя благой исход, посланник Аллаха произнес: «С этого момента мы, а не они, будем нападать на них и выступим с отрядом»[15].

Опубликовано на основе исключительного авторского права автора книги «Пророк Мухаммад. Жизнеописание лучшего из людей» Ильдара Аляутдинова для umma.ru. Купить книгу вы можете здесь.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Ссылки на богословские первоисточники и комментарий:

[1] ‘Амр ибн ‘Абдуд аль-‘Амири аль-Курайши — был одним из смелых полководцев среди арабов в период джахилии, в том числе был среди предводителей язычников в битве У рва. Был убит в этой битве руками ‘Али ибн Абу Талиба.

[2] ‘Икрима ибн Абу Джахль (25 г. д. х.–14 г. п. х.) (598–636 гг. по григор.) — один из сподвижников пророка Мухаммада. На тот момент, который описывается в книге, еще не принял Ислам. Как и его отец Абу Джахль, ‘Икрима был одним из главных противников пророка Мухаммада в городе Мекке. После того как мусульмане в 8 г. по хиджре (630 г. по григор.) завоевали Мекку, ‘Икрима принял Ислам.

[3] Дырар ибн аль-Хаттаб ибн Мирдас — сподвижник пророка Мухаммада. На тот момент, который описывается в книге, еще не принял Ислам. Стал мусульманином в день освобождения Мекки и был стоек в своей вере даже после смерти пророка Мухаммада. Его отец аль-Хаттаб ибн Мирдас ибн Кясир был главой клана Фихр. Ибн ‘Абдуль-барр передает, что Дырар направился в военные походы в Шам и там умер на поле битвы.

[4] Абу Хафс ‘Умар ибн Абу Саляма (2 г. д. х.–83 г. п. х.) (620–702 гг. по григор.) — пасынок и воспитанник пророка Мухаммада. Родился в Эфиопии. Сын Умму Салямы, жены пророка Мухаммада, вышедшей за него замуж после смерти ее мужа Абу Саляма ибн ‘Абдуль-асада. ‘Умар является передатчиком множества хадисов. Принимал участие в битве У рва. Во время правления ‘Али ибн Абу Талиба был назначен наместником в Бахрейне и Персии. Умер в Медине в период правления халифа ‘Абдуль-малика ибн Марвана.

[5] См.: Ибн Кясир И. Аль-бидая ва ан-нихая. Т. 6. С. 47.

[6] Хуей ибн Ахтаб — вождь иудейского племени ан-Надыр. Был отцом матери правоверных, жены пророка Мухаммада Сафии бинт Хуей ибн Ахтаб. По описаниям был мужественным и знающим свою религию. Был казнен в 5 г. по хиджре (627 г. по григор.).

[7] Абу Мухаммад Муса ибн ‘Укба аль-Курайши — биограф жизни пророка Мухаммада. Родился в Медине. Был хадисоведом, правоведом, историком. Является автором книги «Китаб аль-Магази», в которой приводится подробная биография посланника Аллаха. Умер в 141 г. по хиджре (759 г. по григор.).

[8] См.: Муснад Ахмад. Т. 2. С. 359, хадис № 1150.

[9] См.: аль-Байхакы. Ас-сунан аль-кубра. Т. 9. С. 54, хадис № 17863.

[10] См.: Муснад Ахмад. Т. 17. С. 27, хадис № 10996.

[11] См.: аль-Бухари М. Сахих аль-Бухари. Т. 4. С. 44, хадис № 2933.

[12] См.: Ибн Кясир И. Аль-бидая ва ан-нихая. Т. 6. С. 61.

[13] См.: Муснад Ахмад. Т. 38. С. 359, хадис № 23334.

[14] См.: Муснад Ахмад. Т. 38. С. 478, хадис № 23493.

[15] См.: аль-Бухари М. Сахих аль-Бухари. Т. 5. С. 110, хадис № 4110.

Материал принес пользу? Поделитесь ссылкой с друзьями в социальных сетях.
Аят: 1:1