Положение Сунны касательно Священного Писания (Сира 15/186)

Мусульманин должен упорядочить источники, из которых он черпает знания о своей религии. Ему нужно осознать подлинное положение переданных слов и действий Посланника ﷺ наряду с сохранившейся Божественной скрижалью в виде Его Послания. Священный Коран является сутью религии Ислам и его материальным выражением. В его совершенных аятах утвержден устав, законы, разъяснен призыв. Аллах взял на себя обязательство до Конца Света сохранить Последнее Откровение. Человек, которого Всевышний избрал для донесения Откровений, был олицетворением установлений Корана среди людей и примером понимания веры, активности и усердия.

Неудивительно, что утверждения Пророка ﷺ, нрав, действия во всех сферах его жизни являются неотъемлемой частью веры и законом для людей верующих.

Аллах избрал Мухаммада ﷺ говорить от Своего имени и доносить Послание — кто же может быть совершеннее в понимании Слова Божьего? И чей путь, как не посланника Божьего, согласуется с указаниями Корана, как явными и легкими для восприятия, так и сложными для понимания.

Применение закона не менее значимо, нежели его издание. При рассмотрении событий на основе его текста появляются новые заключения, утверждаются положения, нарабатывается опыт. Часть из этих положений вытекает из буквы закона, часть — из его сути.

Коран является источником законов Ислама, а Сунна — примером их применения. На мусульманина возложена обязанность проявлять к ним должное почтение. Аллах даровал Своему пророку ﷺ право быть тем, за кем следуют в том, что он велит и запрещает, так как и то и другое исходит от указания его Господа. Покорность Пророку ﷺ есть покорность Аллаху, а не слепое следование одному из людей.

«Кто покорен Посланнику, тот покорен Аллаху (Богу). Кто же отвернется [от тебя и от твоего призыва], то [помни, что] Мы не ниспосылали тебя в качестве хранителя для них» (Св. Коран, 4:80).

*

«[Ниспосылали Мы пророков и посланников, избирая их из числа людей] со знамениями (чудесами) [которые были понятны и актуальны для своего времени, эпохи и места, смысл же этого состоял в убеждении людей очевидным чудотворством, подтверждающим, что проповедующие — от Бога (от Аллаха), не лгут, а глаголют истину]. И [некоторым из них давали] Священные Писания. Тебе же [Мухаммад] Мы низвели Коран [ниспосылавшийся строка за строкою, глава за главою Божественным Откровением на протяжении более чем двух десятков лет], чтобы разъяснял ты людям ниспосланное им. Возможно, они призадумаются (начнут думать, мыслить)» (Св. Коран, 16:44).

*

«То, что дает вам посланник [Божий], берите, а что запрещает, от того воздержитесь.» (Св. Коран, 59:7)

Вдохновение Свыше не умаляет потенциал и способности пророков. Неправильно представлять посланников людьми, ведомыми волей Свыше и полностью подчиненными ей, которых ангелы заставляют говорить или молчать. Не будь они пророками, то все равно оставались бы теми, на кого обращены почтительные взгляды, кого во всем и всегда выдвигают вперед. Откровение не постигает людей случайных, для этого избираются наиболее праведные и достойные, коим присущи самые возвышенные качества и верные суждения. Жизненный путь этих людей на виду, они выделяются среди других своим умом и беспорочностью сердца, данными им Свыше.

Знание пути посланника Аллаха ﷺ заключает в себе великое благо. Пророческая Сунна — это источник шариата наряду со Священным Кораном, посредством которого Всевышний оказал Пророку честь и возвысил. Мусульманское сообщество придерживается данного понимания значения Сунны, но в то же время нужно учесть, что в ее восприятии необходим особый подход. Не все, что приписывается Пророку ﷺ, является Сунной и может быть воспринято. Как и не все достоверное из приписываемого посланнику Аллаха ﷺ занимает свое подобающее место, правильно понимается и используется по назначению.

Мусульмане от выдуманных хадисов не получили столько вреда, сколько от хадисов, неправильно понятых и применяемых не по назначению. В результате появились даже те, кто смотрит на Сунну через призму сомнения, желая, чтобы мусульмане вовсе от нее избавились. Это является ошибкой по двум причинам. Первая: пренебрежение исторической истиной. Поистине, история не знает человека, чье наследие было бы столь тщательно собрано, подвергнуто анализу и досконально исследовано, а также классифицировано и систематизировано, как наследие Мухаммада, сына ‘Абдуллаха ﷺ. Разве оно может быть предано забвению или оставлено без внимания?

Вторая: Сунна есть кладезь глубинной мудрости, и если бы хоть часть из нее была приписана другому человеку, он считался бы великим реформатором, мыслителем и просветителем. Разве можно допустить, чтобы она была утрачена, а люди лишены ее благостности?

Изучая наследие Мухаммада ﷺ касательно вопроса благонравия и видя, что оно вбирает в себя тысячи хадисов, можно заключить, что даже если бы множество ученых, сведущих в психологии, воспитании и этике, собралось, чтобы дать человечеству подобное переданному от него, то и все вместе они не смогли бы сделать больше. В то же время пример благонравия является лишь одной из сторон пророческой миссии.

Видится необходимым ограничить занятость изучением Сунны для тех людей, которые не смогли сделать ее полезной для мусульман. Недозволительно заниматься Сунной тем, которые не познали коранические науки и не обладают необходимыми знаниями относительно них. Поистине, Коран является основным уставом религии Ислам, именно он определяет обязанности мусульманина и его права, распределяет полномочия, разъясняет формы поклонения. И ни одна из этих форм не преобладает над другой, а вместе они не преобладают над обязанностью каждого человека трудиться во имя развития и процветания человечества, что является одной из целей земной жизни верующего.

Человек, который не несет в себе эти коранические истины, ничем другим пустоту в себе не заменит. Общая картина Ислама у такого человека, не сформированная Кораном в достаточной мере, лишена определенных красок и пропорций. В этой картине присутствует множество разногласий, поэтому ученые из числа сподвижников первостепенное место в сердцах отводили Священному Корану, стремясь, чтобы ничто иное на это первенство не претендовало.

Передается от Ибн Сирина[1]: «Воистину, сыны Исраиля сошли с верного пути по причине тех книг, которые они унаследовали от своих отцов. Как-то вошли ‘Алькама[2] и аль-Асвад[3] к ‘Абдуллаху ибн Мас‘уду [4]. У них был свиток, содержащий повествование (то был свиток из учения людей Писания). Ибн Мас‘уд  повелел принести таз для омовения и налить в него воду, после чего опустил туда свиток и начал стирать надписи, приговаривая: «Мы повествуем тебе [о Мухаммад] наилучшие из [назидательных] историй посредством Корана, данного тебе Божественным Откровением…» (Св. Коран, 12:3). Они обратились к нему: «Посмотри, там хороший рассказ». Однако Ибн Мас‘уд продолжил: «Поистине, сердца — это сосуды. Наполняйте же их Кораном и ничем иным!»[5]

‘Амир аш-Ша‘би[6] передает от Каразы ибн Ка‘ба [7]: «Мы вышли по направлению к Ираку, вместе с нами был ‘Умар ибн аль-Хаттаб ─. Он спросил: «Знаете ли вы, почему я вышел в путь вместе с вами?» Они ответили: «Да, ведь мы сподвижники посланника Аллаха ﷺ, а ты провожаешь нас, оказывая тем самым уважение». ‘Умар сказал: «Воистину, вы придете в селение к людям, которые заняты Кораном подобно издающим гул пчелам. Не сбивайте их хадисами, иначе вы их отвлечете. Украшайте Коран своим чтением его и меньше передавайте от посланника Аллаха ﷺ. Идите, я буду вашим спутником». Когда они прибыли в селение, люди сказали им: «Расскажите нам хадисы». Сподвижники ответили: « ‘Умар ибн аль-Хаттаб нам запретил» [8].

‘Умар ибн аль-Хаттаб ─, как и другие ученые и сподвижники, не отрицали Сунну, однако желали, чтобы Корану уделялось заслуженное внимание и почтение. Это естественное положение вещей, ведь необходимо сперва полностью познать закон, прежде чем погрузиться в толкование его частей. В разъяснениях нуждаются не все, ведь возможно, в переполненном толкованиями сознании не останется места для первостепенных основ и правил.

Нужно учитывать такую особенность, что собранные воедино передаваемые хадисы произнесены посланником Аллаха ﷺ в разное время, в разных местах и при различных обстоятельствах. ‘Урва ибн аз-Зубейр[9] передает от ‘Айши [10], которая как-то спросила: «Не удивляет ли вас Абу Хурайра[11]? Однажды он сел рядом с моей комнатой и начал передавать хадисы посланника Аллаха ﷺ. В это время я произносила восхваление Всевышнему, и он ушел прежде, чем я закончила. Если бы я его застала, то повторила бы, что посланник Аллаха ﷺ не приводил хадисы так, как вы их повествуете».[12]

После того как человек укрепился в понимании Корана, следует научиться правильно понимать пророческие высказывания. И лучше для тех, кто понял Сунну, сдерживать свой язык и не говорить, «посланник Аллаха ﷺ сказал так-то и так-то», после чего они приводят хадис, поняв лишь его явный смысл. Сунна с давних времен подвержена испытаниям со стороны тех, кто заучивает ее наизусть, но понимает из нее малое. Госпожа правоверных ‘Айша не обвиняет Абу Хурайру во лжи, а удивляется по причине его метода передачи хадисов, при которой он не учитывает обстоятельства и опускает причины сказанного.

В сборнике хадисов имама Муслима[13] приводится, что ‘Умар ибн аль-Хаттаб ударил Абу Хурайру, когда услышал, что тот приводил
такие слова посланника Аллаха ﷺ: «Кто скажет «нет Бога, кроме Аллаха», тот войдет в Рай». Возможно ‘Умар ибн аль-Хаттаб  поступил так, потому что Абу Хурайра  упомянул данный хадис в обществе тех, чье понимание сводится к тому, что Ислам — это лишь произнесенное языком слово, за которым не должны следовать действия. Желательно запрещать, нежели позволять рассказывать высоко достоверные хадисы, смысл которых, будучи вырванным из контекста, внушает такое невежество.

Ибн ‘Абдуль-барр [14] в своем богословском труде передает от Абу Хурайры, что тот сказал: «Если бы рассказанные мною хадисы я поведал вам в период ‘Умара ибн аль-Хаттаба, то он ударил бы меня плетью». Запрет со стороны ‘Умара связан с тем, что он хотел построить общество на основе учения Корана и занять мысли людей его познанием. В последующем, когда будет передаваться Сунна, светлые умы смогут правильно понять ее смысл.

Абу Хурайра благодаря своей хорошей памяти мог привести сто хадисов касательно, к примеру, молитвы. И ‘Умар, как можно предположить, не видел проблемы в том, чтобы тот приводил их, но в рамках специализированной школы. Он желал, чтобы мусульман не отвлекали теми вопросами, для изучения которых достаточно определенных познаний, ограничившись которыми следует уделять больше внимания более полезным делам для Ислама и его последователей. Такова подоплека поведения ‘Умара ибн аль-Хаттаба в отношении передатчиков хадисов, акцентирующих на них слишком много внимания.

Известно, что от Ибн Хазма[15] передано около тысячи страниц, на которых последовательно приведено множество хадисов о малом омовении, и тот, кто желает, может углубиться в эти знания, однако же отвлекать мусульман, сосредоточивая их внимание только на этом, является неуместным. Что же останется для Корана? Более того, занимать мусульман Кораном подобным образом также далеко от понимания религии. Посланник Аллаха ﷺ сказал: «Читайте Коран, но не проявляйте чрезмерности, не отворачивайтесь от него и не поедайте посредством него»[16].

Практика Сунны — как она была зафиксирована и принята мусульманами — проявилась в том, что были составлены отдельные разделы о семейной жизни, о клятвах, о молитве, о наследстве и так далее, чтобы примерам в них следовали. Так как Ислам есть совокупность всех этих истин, Сунну можно сравнить с некой большой лавкой одежды, где на разных полках разложены ее виды — рубашки, головные уборы, накидки и прочее. Если человек хочет облачиться в полное одеяние, он проходится по рядам и берет то, что позволит ему одеться с ног до головы. Однако же часто мы видим тех, кто приобретает два головных убора, но бос, либо приобретает носовой платок, но ходит голым. Так и те люди, которые занялись поверхностным изучением Сунны и после долгого блуждания в подстрочных переводах вышли к людям, неся в руках из нее лишь сивак[17] и чалму, считая их основными атрибутами Ислама. Причина такого выбора — в них самих. Они решили, что религия заключена только в отдельных хадисах, но тем самым они неправильно поступили по отношению к Корану и Сунне.

Ислам во многих аспектах пришел с готовыми положениями, упомянутыми в Священном Писании, а также переданными из уст Пророка ﷺ, где одно подтверждает другое. Если появляется аргумент из хадисов, противоречащий другим аргументам, то изучается возможность его толкования и объяснения, чтобы их можно было объединить, сделать взаимодополняющими. Либо принимается наиболее достоверный хадис (сильный по тексту и цепочке передатчиков), а другие отвергаются.

Поэтому религиозные исследователи не принимают хадисы, имеющие одну цепочку передатчиков, если они прямо и явно противоречат кораническим аятам или аналогии (кыяс), которая опирается на положения Священного Корана. Они также разделяют хадисы на те, что переданы учеными мужами, и те, что переданы просто людьми, заучившими их наизусть.

К сожалению, некоторые мусульмане оставили Священное Писание, обратившись к хадисам, затем оставили и их, занявшись изучением мнений и толкований богословов и шейхов. Затем оставили и их, обратившись к слепому подражанию понравившемуся. После чего оставили и это, устремившись к философствующим невеждам.

Наиболее правильным является то, чтобы мы вернулись к Корану, сделав его основой нашей интеллектуальной и духовной жизни. Когда мы достигнем уровня насыщения им, то должны изучать Сунну и извлекать пользу из мудрости пророческого наследия. И не разрешается говорить о Сунне, а тем более делать поспешные выводы человеку, у которого ограниченные познания касательно Священного Корана, а также тому, кто плохо знает обстоятельства произнесения пророческих изречений.

Мнение мусульманских ученых едино касательно того, что Коран и Сунна являются ключевыми и основными источниками исламского богословия. Коран занимает первостепенное положение и является сводом правил и положений. Затем следует Сунна, которая служит теоретическим объяснением и фактическим применением положений Корана. Сунна имеет просветительскую, назидательную и законодательную силу подобно Корану.

Опубликовано на основе исключительного авторского права автора книги «Пророк Мухаммад. Жизнеописание лучшего из людей» Ильдара Аляутдинова для umma.ru. Купить книгу вы можете здесь.

Подписывайтесь на наш канал в YouTube

Ссылки на богословские первоисточники и комментарий:

[1] Абу Бакр Мухаммад ибн Сирин аль-Басри (32–110 гг. по хиджре) (653–729 гг. по григор.) — мусульманский богослов из поколения таби‘инов, знаток хадисов, правовед. Известен как комментатор Корана и толкователь снов.

[2] Абу Шибл ‘Алькама ибн Кейс ан-Наха‘и — исламский богослов, толкователь Корана, хадисовед, правовед из числа представителей поколения таби‘инов. Умер в 61 г. по хиджре (681 г. по григор.).

[3] Абу ‘Амр Аль-Асвад ибн Язид ибн Кейс ан-Наха‘и аль-Куфи — один из великих ученых и имамов. Жил как в период джахилии, так и в период Ислама. Не входит в число сподвижников, так как не был лично знаком с пророком Мухаммадом, а лишь встретился с его посланником в Йемене Му‘азом ибн Джабалем. Передал хадисы от многих известных сподвижников.

[4] Абу ‘Абдур-рахман ‘Абдуллах ибн Мас‘уд — один из выдающихся сподвижников пророка Мухаммада, мусульманский ученый-правовед и судья. Умер в 29 г. по хиджре (650 г. по григор.).

[5] См.: Ибн Абу Шейба А. Аль-китаб аль-мусаннаф фи аль-ахадис ва аль-асар [Книга составленная относительно хадисов и преданий]. В 7 т. Рияд: ар-Рушд, 1988. Т. 6. С. 126, хадис № 30011.

[6] Абу ‘Амр ‘Амир ибн Шарахиль аш-Ша‘би (20–104 гг. по хиджре) (641–723 гг. по григор.) — известный ученый, богослов и хадисовед из числа таби‘инов. Родился в период правления ‘Умара ибн аль-Хаттаба. Известен как имам аш-Ша‘би.

[7] Караза ибн Ка‘б ибн Са‘ляба аль-Ансари аль-Басри аль-Хазраджи — один из сподвижников пророка Мухаммада. Вместе с Пророком принял участие в битве Ухуд, а также во всех последующих битвах между мусульманами и многобожниками. Во время правления ‘Умара ибн аль-Хаттаба вместе с другими сподвижниками был направлен в Куфу, чтобы обучать ее жителей Священному Корану и основам религии. Скончался в Куфе, где и был похоронен.

[8] См.: Ибн Маджа М. Сунан. В 2 т. Т. 1. С. 12. хадис № 28.

[9] Абу ‘Абдуллах ‘Урва ибн аз-Зубейр аль-Асади — историк, один из семи правоведов Медины времен таби‘инов. Умер в 94 г. по хиджре (713 г. по григор.).

[10] ‘Айша бинт Абу Бакр (8 г. д. х.–58 г. п. х.) (614–678 гг. по григор.) — третья жена пророка Мухаммада, дочь праведного халифа Абу Бакра и Умму Руман. Считается матерью правоверных.

[11] ‘Абдур-рахман ибн Сахр ад-Давси аль-Ямани, более известен как Абу Хурайра (24 г. д. х.–56 г. п. х.) (599–676 гг. по григор.) — один из сподвижников пророка Мухаммада. Обладал хорошей памятью и стал одним из самых известных передатчиков хадисов. Известно, что он передал более 5000 хадисов.

[12] См.: Ибн Хиббан М. Сахих Ибн Хиббан [Свод достоверных хадисов Ибн Хиббана]. В 18 т. Бейрут: ар-Рисаля, 1993. Т. 1. С. 302, хадис № 100.

[13] Абу аль-Хусейн Муслим ибн аль-Хаджадж ан-Найсабури, более известен как имам Муслим (205–261 гг. по хиджре) (821–875 гг. по григор.) — мусульманский богослов, законовед, хадисовед из Нишапура. Перу имама Муслима
принадлежат труды по мусульманскому законоведению, а также своды биографических книг об ученых-хадисоведах. Самой известной книгой автора является сборник хадисов «Сахих Муслим».

[14] Абу ‘Умар Юсуф ибн ‘Абдуллах ан-Намари, более известен как Ибн ‘Абдуль-барр (367–462 гг. по хиджре) (978–1070 гг. по григор.) — исламский богослов, генеалог. Правовед маликитской правовой школы.

[15] ‘Али ибн Ахмад ибн Хазм (384–355 гг. по хиджре) (994–1063 гг. по григор.) — мусульманский богослов, правовед захиритского мазхаба, поэт и историк из Андалусии. Автор многих сочинений, в числе которых «Аль-фасль фи аль-миляль ва аль-ахва’ ва ан-нихаль» и «Таук аль-хамама».

[16] См.: Муснад Ахмад. Т. 24. С. 295, хадис № 15535.

[17] Сивак — араковое дерево, используемое для чистки зубов.

Материал принес пользу? Поделитесь ссылкой с друзьями в социальных сетях.
Аят: 1:1